Р.Г. Дана
Два года на палубе

Новое судно и новые люди

Вторник, 8 сентября. Первый день моей новой службы. Матросская жизнь — это везде матросская жизнь...

СЛУХИ О ВОЙНЕ

Конечно, помощники капитана, гарпун­щики и еще двое-трое уже не впервые ходили в море, но остальная команда была набрана совсем недавно и не ус­пела еще «вытрясти сено из волос». Пока они убирали передние паруса, крюисель так и висел на бык-горденях, и вообще тридцать человек возились полчаса с тем, что на «Элерте» при восемнадцати матросах было бы сделано за пятнадцать-двадцать минут.

Они провели в море около восьми месяцев и поэтому не могли сообщить нам ничего нового. Перед возвращением на свое судно мы испросили у них позволения приехать погостить вечером и посмотреть на кое-какие диковины. После ужина, отработав у себя на борту, мы взяли шлюп­ку и отправились на китобоец, где провели час или два. Нам подарили пластины китового уса, зубы кашалота и про­чие морские диковины. Кроме того, мы обменялись с кито­боями книгами, что составляет обычную практику на судах, встречающихся в иностранных портах. Благодаря этому можно избавиться от надоевших зачитанных чуть ли не до дыр  книг,  а  взамен  получить  новые,  тем  более  что Джек-матрос не очень-то обращает внимание на их сравни­тельную ценность.

Четверг, 12 ноября. Сегодня еще с раннего утра похоло­дало, в небе появились черные тучи, но, поскольку такое бывало довольно часто, никто не обратил на это внимания, и все капитаны отправились на  берег.   К полудню  горы заволокло тяжелыми тучами, спускавшимися чуть ли не до  половины  склонов,  а  с  зюйд-оста начал накатывать мощный   прибой.   Старший   помощник   без   промедления послал  на  берег  вельбот,  и  одновременно  мы  увидели, как  от  остальных  судов  тоже  отваливают  шлюпки.  Это послужило прекрасным поводом для состязания в греб­ле, и, конечно же, все старались превзойти самих себя. Мы обошли шлюпку с «Аякучо» и «Лориотты», но не могли догнать большую шестерку с китобойца, которая подошла к полосе прибоя раньше нас. Но тут мы получили преи­мущество, поскольку они, не имея необходимого навыка, были вынуждены дожидаться, чтобы посмотреть, как пре­одолеваются грозные буруны. Таким образом, в точности повторилась сцена, случившаяся на этом месте почти год назад, когда мы с «Пилигрима» радовались возможности поучиться у канаков.

Как только мы с трудом подошли к берегу и развернули шлюпки носом в море, наш старый приятель-англичанин, несравненный  моряк Билл  Джексон, рулевой в  шлюпке «Лориотты», закричал, что его бриг дрейфует. И действи­тельно, «Лориотту» дрейфовало на якорях в глубину бухты. Не дожидаясь капитана (поскольку на борту не оставалось никого, кроме старшего помощника и стюарда), Билл прыг­нул в шлюпку, собрал своих канаков и попытался отойти от берега. Но канаки, несмотря на все их непревзойденные морские качества, так испугались при виде дрейфующего судна, да  еще при  столь  грозных   обстоятельствах,  что, казалось,  внезапно растеряли все свои навыки.  Дважды их шлюпку заливало и выбрасывало лагом на песок. Джек­сон сыпал проклятиями,  обзывая свою команду шайкой дикарей, и грозился перепороть всех до единого, но дело от этого не шло лучше. Тогда мы предложили свою помощь, и он велел канакам рассесться по  банкам, а мы, встав по двое с каждого борта, потащили их на глубину, пока вода не дошла нам до плеч, и они, дружно заработав весла­ми, сумели вывести шлюпку на длинную и прямую волну. Тем временем к «Лориотте» уже спешили шлюпки с нашего судна и с китобойца. Совместными усилиями на ней отдали второй якорь, вытравили канат, обрасопили реи по ветру и, наконец, остановили судно.

А капитаны уже бежали к берегу. Нельзя было терять ни секунды, шторм обещал быть грозным, и прибой с каж­дым мгновением становился все выше. Первой отошла шлюпка «Аякучо» с четырьмя канаками на веслах, хотя, не имея ни руля, ни рулевого весла, они вообще могли бы остаться на берегу, если бы мы не протащили их шлюпку на руках, сколько позволяла волна. Потом наступил черед китобоев, а мы, будучи более опытными «завсегдатаями пляжа», не нуждались в помощи. Китобои — отличные гребцы, но отходить от берега в такую погоду им еще не приходилось, и, несмотря на пример канаков, их развер­нуло, подбросило — шлюпку, весла и людей всех вместе — и вышвырнуло на песок. Во второй раз они зачерпнули зоды по планширь, и, чтобы вылить ее, пришлось перево­рачивать посудину. Мы ничем не могли помочь, поскольку их было так много, что и без нас они почти не давали друг другу повернуться. В третий раз они все-таки отошли, хотя и приняли на себя волну, наполовину затопившую суденыш­ко, так что на всем пути до судна им пришлось непрестан­но зычерпывать воду. Теперь приготовилась наша команда.

 


links